Нефть

17

Темы:

Срочный рынок: фьючерсы и опционы
Общее: практика и смежные темы

21 апреля 2020 года, а я специально полностью прописываю дату, потому что этот день достоин того, чтобы войти в анналы истории, как день, когда впервые деривативные контракты рассчитывали по отрицательным ценам. К сожалению, в этих же анналах окажется и большое количество трейдеров, которые имели неосторожность торговать за день до этого.

Почему так произошло?

Быстрое объяснение такое. Коронавирус парализовал нормальную деятельность планеты. Мы стали меньше ездить, летать и заниматься всякими делами, которые требуют бензин или другие нефтепродукты. Меньше используем бензин, меньше его покупаем. Нефтеперерабатывающие заводы не знают куда деть то, что произвели, и перестают закупать новую нефть, чтобы не производить еще больше никому не нужного бензина. Всю нефть, которую успели добыть, но не успели продать, складируют в нефтехранилищах. А там тоже место не резиновое, и оно кончилось или вот-вот кончится.

Производители не могут остановить производство за 2 дня, поэтому нефть пока продолжают добывать. А то, что добывают, надо продавать. И вот производители начинают опускать цены до нуля и ниже. Т.е. они уже готовы доплатить, лишь бы кто-то забрал у них излишки, которые просто некуда деть — обратно в скважину их не зальешь.

При чем тут биржи?

На биржах нефть можно торговать физически, как капусту на рынке, а можно через фьючерсы. На бирже NYMEX, которая является частью CME, фьючерсы поставочные. Это значит, что если ты фьючерсный контракт купил, то на экспирацию должен принять поставку нефти. В бочках или в танкере — условия поставки в контракте прописаны. А если танкер тебе парковать некуда, потому что это место уже занято Приусом, то контракт нужно продать заранее на бирже.

Так как место, чтобы хранить сырую нефть есть у гораздо меньшего количества народа, чем хочет этой нефтью дико спекулировать, то те, кто купил нефть на фьючерсе и не готов принять ее физически, побежали закрывать позиции в последний день.

А что происходит, когда все бегут одновременно что-то продавать? Правильно, цена падает и падает очень быстро.

Но мы все привыкли, что цена физического товара может быть 0 и больше. А отрицательной она быть не может. Кто-нибудь когда-нибудь заправлялся на Газпромнефти так, чтобы ему Газпром за это еще и доплачивал? Нет. Поэтому предположить, что нефть будет стоить меньше 0, никто не мог. И в принципе, можно было просчитать самый плохой сценарий для своего счета в случае, если нефть на фьючерсе будет стоить 0. Исходя из этого спекулянты и открывали свои позиции.

Так, да не совсем.

15 апреля на бирже CME внедрили новую систему и новые правила, которые позволяли товарам иметь отрицательную цену. Это значит, что в случае отрицательной цены торги могли продолжаться. Это изменение просто выбило землю из-под ног тех, кто не думал, что цена инструмента может быть со знаком минус, потому что их риски стали неконтролируемые.

Эта техническая возможность способствовала тому, что цена просто шла вниз, не имея каких-либо ориентиров, где можно остановиться.

Тут есть еще один интересный факт. Среди всех, кто бежал продавать фьючерсы, был и один крупный ETF (биржевой торгуемый фонд), в активе у которого как раз и были эти самые фьючерсы. У фонда была простая задача — дать инвесторам торговать нефтью не через фьючерсы, а как акциями. Фонд сам покупал фьючерсы себе на баланс, а все трейдеры торговали акциями фонда, доходность которых фактически отражала доходность нефти. Каждый месяц фонд роллировал свою фьючерсную позицию, т.е. закрывал фьючерс, который истекает, и открывал следующий за ним. Из-за этого фонда движение цены было особенно резким по двум причинам:

  1. Фонд держал основной объем открытых позиций
  2. Фонд дождался последнего дня, чтобы совершить переход из одного контракта в другой, и ему не хватило ликвидности

Именно поэтому движение по фьючерсу было таким стремительным и неуправляемым.

Что же произошло на Московской Бирже?

Торги в дневную сессию, т.е. до 18:45 прошли в +/- штатном режиме. А в вечернюю сессию цена нефти упала так низко, до уровня $8,3, что сработала планка, т.е. цена остановилась на одном уровне и дальше никуда не пошла, потому что биржа запретила. Если днем этими планками управляют и могут их раздвинуть, чтобы отразить реальную рыночную ситуацию, то вечером есть решение эти планки не двигать и ждать утра. А утром этот контракт должен был закончиться, по нему прошли бы окончательные расчеты, и все бы забыли про него, как про страшный сон.

Но на завтра получилось так, что расчетная цена, по которой нужно было проводить финальные расчеты, оказалась отрицательной. Московская Биржа взяла для расчетов цену -37,63$ (минус тридцать семь долларов шестьдесят три цента). Все, кто держал длинные позиции, получили убыток больше 45$ на баррель. Хуже всего то, что те, кто рассчитывал потерять не больше 9-10 долларов, реально потеряли в 4,5 раза больше из-за того, что цена прошла через 0 и ушла вниз. С одной стороны, не дали возможности закрыть позиции тем, у кого они были, по положительным ценам. С другой стороны, уберегли лихих частных инвесторов, которые не знали про отрицательные цены, от того, чтобы набрать еще больше позиций в нефти по 1 центу за контракт.

В этом плане очень показательные правила у американских брокеров. Они заставляют клиентов закрывать позиции по нефти минимум за неделю до того, как пройдет экспирация. Это делают как раз для того, чтобы никто не оказался в ситуации, когда ему нужно закрывать позицию в последний день. Или хуже того, принимать на хранение миллион баррелей нефти.

Статья получилась немного сумбурной. И может быть не все понятно тем, кто не знаком с фьючерсами. В любом случае, сохраните себе для истории и поделитесь с друзьями. Будете потом рассказывать детям и внукам, что такое видели.

Рекомендуем почитать